Close

01.01.2016

С Новым 1916 годом! (1 января 100 лет назад: по страницам «Нового времени»).

Газеты, по уже сложившейся традиции, в номере от 1 января подводили итоги минувшего года и делали прогнозы на будущее. В вышедшей в «Новом времени» (одной из лучших, по многим параметрам, газет России, неразрывно связанной с именем А.С. Суворина) большой редакционной статье «Пережитый год» отмечалось: «Истекающий политический год оставляет русское общество столь мало удовлетворенным, что на прощанье ему хочется сказать: он прошел – и слава Богу!». Более чем современно звучат строки (из того же материала): «Кроме вздорожания продовольственных припасов, против которого все принимавшиеся меры оказывались (как и до сих пор оказываются) недействительными, угрожающий характер вскоре принял вопрос о снабжении топливом нашей промышленности. <…> от разных ошибок, недосмотров, неумелости или небрежности распорядительных властей все более и более нарастало расстройство разных экономических отправлений жизни и, конечно, все это портило настроение, било по нервам…»

Автор статьи «Славянство» печально констатировал: «Никогда еще славянство не переживало такого глубокого кризиса, как в истекшем году. Территориальные потери северных и южных ветвей славянства достигли таких больших размеров, как ни в одно из прежних исторических столкновений Славян с Немцами. На севере Немцами заняты не только все губернии Царства Польского, но и три губернии Северо-Западного края с литовским и белорусским населением, одна губерния Прибалтийского края и почти две губернии с малорусским населением (Холмская и половина Волынской). На юге немецкими войсками занято все Сербское королевство и северо-восточная часть королевства Черногорского».

Разнообразные новости стали темами рубрики «События дня». Некоторые из них отсылали к суровой реальности боевых будней, где «неподкупное небо окопное» продолжало висеть свинцовым сводом над несколькими миллионами русских мужчин, одевших военную форму. «В Галиции нашими войсками отбито огнем наступление противника, в районе Доброполе, причем в этом районе и к северо-востоку от Черновиц противник очистил часть окопов, которые мы заняли». Но при «старом режиме» общество предельно иерархично, а поэтому одним выпадает оборона «района Доброполе», а другим – иная, более приятная служба. Как, например, великому князю Михаилу Михайловичу: «В тостах, произнесенных на завтраке у лорд-мэра Лондона, великий князь Михаил Михайлович и лорд-мэр подчеркнули солидарность союзников». На том же фронте, но на другом краю земли, трудился и его брат, вел. кн. Георгий Михайлович (умница, нумизмат и управляющий Русским музеем с момента основания): «На обеде у японского императора великий князь Георгий Михайлович выразил в своем тосте благодарность Японии и японскому народу за содействие России во время войны».

Очень значительным был экономический отдел «Нового времени» (также, как и заметки на тему внешней политики, проникнутый пессимистическими нотами). Установление предельных цен на пшеницу и муку, как гласила заметка с подобным названием, стало предметом рассмотрения Особого совещания по продовольственному делу. В статье «Борьба с спекуляцией» говорилось о циркулярной телеграмме министра внутренних дел губернаторам и градоначальникам: «Государю Императору в непрестанных заботах о беднейшем населении Империи благоугодно было Высочайше повелеть мне обратить внимание местных властей на необходимость в настоящее время самой решительной и планомерной борьбы с возрастающим в стране недостойным переживаемого момента взвинчиванием цен на предметы первой необходимости». Далее в циркуляре предлагалось «во исполнение Высочайшей воли <…> привлечь городские и земские самоуправления к этой работе, а также предложить всем чинам общей и жандармской полиции усилить в этом отношении свою наблюдательную деятельность и о принятых вами мерах мне представить».

Черным юмором был проникнут фельетон «Новый год» талантливого журналиста А. Ренникова (настоящая фамилия – Селитренников). «Чем дальше идешь к старости, тем больше удивляешься убогости человеческой фантазии. Каждый год, например, Новый год. <…> И каждый раз в 12 часов приподнятый бокал – раньше с вином, теперь с сельтерской водой – и грустный стереотип:
— С Новым годом!
В молодости еще как-то верится в то, что Новый год – нечто заслуживающее серьёзного внимания. Гимназист в Новом году может не только окончить гимназию, но и полюбить кого-нибудь на вечные времена. Молоденькая курсистка ожидает от Нового года славы – она непременно откроет какой-нибудь новый нерв вместе со студентом и разложит сенсационным образом кислород на составные неизвестные элементы. Но чего ждать нам, старикам? Ревматизма? Склероза? Дороговизны?»
Ренников продолжал иронизировать над новогодними шаблонами:
«По-моему дамы, которым перевалило за сорок, должны обижаться, когда к ним подходит с бокалом молодой человек и говорит:
— С Новым годом.
Неважно должны себя чувствовать от этого приветствия и редакторы газет, у которых на 1916 год двадцать четыре дела, грозящие в совокупности отсидкой в крепости на 248 лет. А каково получить поздравление с Новым годом от Николая Ивановича, специально пишущего некрологи?»

***

Как видите, дорогие друзья, 100 лет назад наши предки встречали Новый год в довольно мрачном настроении (что и понятно – он был уже третьим годом Великой войны). Конечно, не может не настораживать обилие совпадений с современными реалиями: тяжелая и неясная в перспективе внешнеполитическая ситуация, экономический развал внутри страны, депрессивное состояние, в которое погружалось общество… но будем надеяться, что «дважды в одну реку не ступить», как говорил еще, помнится, Гераклит.

С Новым годом!

Публикацию подготовил Пётр Гордеев
Специально для сайта “1703”.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.