Close

27.11.2015

Адмиралтейство

Один из самых известных символов Петербурга неоднократно привлекал внимание русских писателей и поэтов. Каждый культурный человек сразу вспомнит пушкинские строки из знаменитого вступления к «Медному всаднику»:

И ясны спящие громады
Пустынных улиц, и светла
Адмиралтейская игла

54-й стих «Медного всадника», та самая «Адмиралтейская игла» надолго вошла в русскую поэзию. Поэтический образ творения Ивана Коробова и Андреяна Захарова вдохновлял и поэтов Серебряного века. Как писал автор специальной работы на эту тему Р.Д. Тименчик, «В эту эпоху пушкинский «Медный всадник» почти весь разошелся на цитаты. Больше всех, пожалуй, в этом отношении повезло 54-му стиху последней пушкинской поэмы 0 некогда В.Б. Шкловский назвал Адмиралтейскую иглу «богиней цитат»» (Тименчик Р.Д. Адмиралтейская игла).

 

А над Невой – посольства полумира,
Адмиралтейство, солнце, тишина!
И государства жесткая порфира,
Как власяница грубая,бедна.

[Осип Мандельштам, «Петербургские строфы»]

 

В столице северной томится пыльный тополь,
Запутался в листве прозрачный циферблат,
И в тёмной зелени фрегат или акрополь
Сияет издали, воде и небу брат.

Ладья воздушная и мачта недотрога,
Служа линейкою преемникам Петра,
Он учит: красота — не прихоть полубога,
А хищный глазомер простого столяра.

[Осип Мандельштам, «Адмиралтейство»]

 

И сердце радостью трепещет,
И жизнь по-новому светла,
А в бледном небе ясно блещет
Адмиралтейская игла.

[Георгий Иванов, «Опять на площади Дворцовой»]

 

Санкт-Петербург — гранитный город,
Взнесенный Словом над Невой,
Где небосвод давно распорот
Адмиралтейскою иглой!

[Николай Агнивцев, «Странный город»]

 

В прошлом виденья прожиты, отжиты
Драм бредовых, кошмарных нелепостей;
Душная мгла
Крыла злодейства…

Что ж! В веке новом — тот же ты, тот же ты!
Те же твердыни призрачной крепости,
Та же игла
Адмиралтейства!

[Валерий Брюсов, «К Петрограду»]

   Отметим, что в поэзии Брюсова Адмиралтейство оставило, в том числе, и комический след. Строки поэта из написанного в античном духе стихотворения «In hac lackimarum valle»:

Повлекут меня с собой
К играм рыжие силены;
Мы натешимся с козой,
Где лужайку сжали стены.
Всем настанет череда
Выпить острый сок услады.
Лица скроют от стыда
В чащах белые дриады.

вызвали множество насмешек над пламенным символистом (в особенности упоминание об утехах с козой). Литературный критик А.А. Измайлов написал едкую эпиграмму на Валерия Яковлевича:

Я с рассветом привскочу
На иглу адмиралтейства,
Я мандрилла захвачу
Для блаженства чародейства.

Слаще был бы страстный грех
Только с Нильским крокодилом!..
О, блаженный миг утех
С поэтическим мандриллом!

В неге дерзостных услад
Изогнем мы гордо выи.
Опустив стыдливо взгляд,
Засвистят городовые.

И когда сложу я стих
В поэтическом кураже, —
Над причудой грез моих
Засмеются метранпажи…

Осмотр Адмиралтейства включен в маршрут Обзорной экскурсии от «1703».