Close

18.03.2017

Летний сад

   Самый известный петербургский сад и, одновременно, первый регулярный парк России, основанный еще Царем-Преобразователем, давно уже «прописался» в отечественной словесности. Все мы помним пушкинские строки, описывающие юность Евгения Онегина:

Monsieur l’Abbé, француз убогой,
Чтоб не измучилось дитя,
Учил его всему шутя,
Не докучал моралью строгой,
Слегка за шалости бранил
И в Летний сад гулять водил.

[А.С. Пушкин, «Евгений Онегин»]

В Летнем саду происходит одно из свиданий Ильи Ильича Обломова с Ольгой. Прямо у сада они садятся на лодку и катаются по Неве:

   «И в самый обед: нашла время!» – думал он, направляясь, не без лени, к Летнему саду.
   Лишь только он вошел в длинную аллею, он видел, как с одной скамьи встала и пошла к нему навстречу женщина под вуалью.
<…>
  – Ах, нет! Ты все свое! Как не надоест! Что такое я хотела сказать?.. Ну, все равно, после вспомню. Ах, как-здесь хорошо: листья все упали, feuilles d’automne – помнишь Гюго? Там вон солнце, Нева… Пойдем к Неве, покатаемся в лодке…
 – Что ты? Бог с тобой! Этакой холод, а я только в ваточной шинели…
 – Я тоже в ваточном платье. Что за нужда. Пойдем, пойдем.
   Она бежала, тащила и его. Он упирался и ворчал. Однакож надо было сесть в лодку и поехать.

[И.А. Гончаров, «Обломов»]

Настоящим гимном Летнему саду является знаменитое стихотворение Ахматовой:

Я к розам хочу, в тот единственный сад,
Где лучшая в мире стоит из оград,

Где статуи помнят меня молодой,
А я их под невскою помню водой.

В душистой тиши между царственных лип
Мне мачт корабельных мерещится скрип.

И лебедь, как прежде, плывет сквозь века,
Любуясь красой своего двойника.

И замертво спят сотни тысяч шагов
Врагов и друзей, друзей и врагов.

А шествию теней не видно конца
От вазы гранитной до двери дворца.

Там шепчутся белые ночи мои
О чьей-то высокой и тайной любви.

И все перламутром и яшмой горит,
Но света источник таинственно скрыт.

[А.А. Ахматова, «Летний сад»]

Одним из символов навсегда потерянного Петербурга оставался Летний сад для Георгия Иванова. В стихотворении, посвященном жене и Музе поэта, Ирине Одоевцевой, Иванов мечтал:

Распыленный мильоном мельчайших частиц,
В ледяном, безвоздушном, бездушном эфире,
Где ни солнца, ни звезд, ни деревьев, ни птиц,
Я вернусь – отраженьем – в потерянном мире.

И опять, в романтическом Летнем Саду,
В голубой белизне петербургского мая,
По пустынным аллеям неслышно пройду,
Драгоценные плечи твои обнимая.

[Г.В. Иванов, «Распыленный мильоном мельчайших частиц…»]

Несколько декадентский образ Летнего сада встречается в поэзии Константина Вагинова, воспевавшего красоту умирающей в годы Гражданской войны имперской столицы:

У милых ног венецианских статуй
Проплакать ночь, проплакать до утра
И выйти на Неву в туман, туман косматый,
Где ветер ржет, и бьет, и скачет у костра.


Табун, табун ветров копытами затопчет
Мой малый дом, мой тихий Петербург,
И Летний сад, и липовые почки,
И залетевшую со Стрелки стрекозу.

[К.К. Вагинов, «У милых ног венецианских статуй»]

Более «приглаженный», хотя также ностальгический образ сада — в эмигрантской поэзии Николая Агнивцева:

Ах, как приятно в день весенний
Урвать часок на променад
И для галантных приключений
Зайти в веселый «Летний сад».
 
Там, средь толпы жантильно-гибкой,
Всегда храня печальный вид,
С разочарованной улыбкой
Поручик Лермонтов стоит!..

[Н.Я. Агнивцев, «Санкт-Петербург»]

В неожиданном семантическом обрамлении предстает сад в рассказе мастера русского литературного авангарда Даниила Хармса «Сонет»:

   Удивительный случай случился со мной:  я вдруг забыл, что идет раньше – 7 или 8.
    Я отправился к соседям и спросил их, что они думают по этому поводу.
    Каково же было их и мое удивление, когда они  вдруг  обнаружили,  что  тоже  не могут вспомнить порядок счета.  1,2,3,4,5 и 6  помнят, а дальше забыли.
    Мы все пошли в коммерческий магазин «Гастроном», что на  углу Знаменской и Бассейной улицы, и спросили кассиршу о нашем  недоумении. Кассирша грустно улыбнулась, вынула изо рта маленький молоточек  и,  слегка подвигав носом, сказала:
 – По-моему, семь идет после восьми в том случае, когда восемь идет после семи.
    Мы поблагодарили кассиршу  и  с радостью выбежали из магазина.  Но тут,  вдумываясь в слова кассирши, мы опять приуныли,  так  как ее  слова показались нам  лишенными  всякого смысла.
    Что нам было делать?  Мы  пошли в Летний сад и стали там считать деревья.  Но дойдя в счете до 6-ти, мы остановились и начали спорить: по мнению одних дальше следовало 7, по мнению других – 8.
    Мы спорили бы очень долго,  но, по  счастию тут со скамейки свалился какой-то ребенок и сломал себе обе челюсти. Это отвлекло нас от нашего спора.
    А потом мы разошлись по домам.

[Даниил Хармс, «Сонет»]

Летний сад входит в маршрут ряда экскурсий «1703» — в том числе, экскурсии «Император Александр II».