Close

11.01.2016

Белые ночи

   Знакомое всем петербуржцам словосочетание, кажется, впервые употребил Достоевский в названии своей повести 1848 г.; само произведение проникнуто лирическим настроением, характерным для раннего творчества писателя:

   Была чудная ночь, такая ночь, которая разве только и может быть тогда, когда мы молоды, любезный читатель. Небо было такое звездное, такое светлое небо, что взглянув на него, невольно нужно было спросить себя: неужели же могут жить под таким небом разные сердитые и капризные люди? Это тоже молодой вопрос, любезный читатель, очень молодой, но пошли его вам господь чаще на душу!..

[Ф.М. Достоевский, «Белые ночи»]

 

   Популярность в русской культуре этого, в общем, метеорологического явления со временем возрастала. Ко времени наступления Серебряного века белые ночи стали важной частью «петербургского текста» отечественной словесности. В этом контексте они упоминаются и в знаменитом стихотворении Анненского, представляя из себя иллюзию, создаваемую призрачным городом:

Даже в мае, когда разлиты
Белой ночи над волнами тени,
Там не чары весенней мечты,
Там отрава бесплодных хотений.

[И.Ф. Анненский, «Петербург»]